Колонка на Вслух.ру: Бескровное родство

Источник

Муж посмотрел фильм «Плохой Санта» с Билли Бобом Торнтоном. Лирический герой, мерзкий пьяница, асоциальный и беспринципный тип, к концу фильма приобретает человеческие черты благодаря маленькому мальчику — комическому толстяку, неудачнику и тугодуму. Он фактически усыновляет парня, во всяком случае, заботится о нем, как может, – и это едва ли не лучшее, что до сих пор случалось с мальчиком.

Муж посмотрел фильм «Плохой Санта» и через два дня сообщил, что размышляет об усыновлении детей. Я ответила, что не готова усыновить ребенка, пока сама еще не родила второго, а может, и третьего. Но если бы родить я не могла, то первым делом задумалась бы об усыновлении.

За страстное желание иметь полноценную семью вопреки собственной природе людям приходится платить, вопрос в том, какова цена: одни готовы пройти через процедуру усыновления со всеми непростыми особенностями российской бюрократии. Другие хотят заиметь ребенка, менее болезненным путем, заплатив деньги сговорчивой женщине.

Меня уже несколько лет не оставляет равнодушной тема суррогатного материнства. Когда попадаются статьи и интервью на эту тему, читаю с пристрастием – пытаюсь найти аргументы, которые позволили бы мне хоть сколько-нибудь с пониманием относиться к этой процедуре, все более распространенной. Пока безрезультатно.

Разве правильно, что женщина рожает ребенка и отдает его, воспринимая себя всего лишь биологическим инструментом?

Легко представляю, как во время войны или голода мать, обливаясь слезами, отдает младенчика в лучшую жизнь. В некотором смысле мне понятна логика «залетевшей» школьницы и ее родителей, отдающих младенца в другую семью: школьнице страшно, родители в панике. Объяснить же, почему женщина использует самый крутой дар, который дала ей природа, для того, чтобы почувствовать себя платным инкубатором, — не могу.

Разве правильно, что родители, которые не могут зачать естественным путем, арендуют другую женщину, чтобы она выносила им ребенка из их «генетического материала». Когда я читаю описание процедуры «суррогатного зачатия», у меня волосы шевелятся, как от описания самых жутких опытов, которые проводят над людьми инопланетяне в фильмах: «После стимуляции, во время которой у будущей генетической мамы созревают несколько фолликулов, врачи извлекают несколько яйцеклеток. Их оплодотворяют спермой мужа – генетического отца. Пока доктора наблюдают за созреванием эмбрионов, матку суррогатной мамы готовят к имплантации. Через 3–5 дней несколько самых качественных эмбрионов помещают в матку сурмамы, где и развивается один или два плода».

«Для них довериться суррогатной маме – единственная возможность познать радости материнства, нянчить своего ребенка, а не усыновленного», — такого рода «аргументами» потчуют на сайте компании, трудоустраивающей суррогатных матерей. По мне, так это неприкрытая манипуляция сознанием в коммерческих целях.

Разве отличается усыновленный младенец от малыша, который вырос в утробе другой женщины из твоей яйцеклетки? Он так же плачет, хочет кушать, его так же надо качать на руках ночи напролет, облегчая колики.

Я понимаю, что есть разница в так называемом генетическом материале – брошенные дети часто имеют неблагополучную семейную историю, предрасположенность к серьезным заболеваниям. Но мне кажется, что когда женщины обращаются к аргументу «единственная возможность нянчить своего ребенка», речь идет не столько о сложностях, которыми обрастает усыновление младенца от неизвестных родителей, сколько о существующем в голове у принимающей мамы мифе, будто «своя кровиночка» – нечто принципиально иное.

Между прочим, строгое соблюдение кровного родства вовсе не предопределенный природой, а обусловленный культурной традицией принцип. В некоторых древних обществах, ирландских например, мальчики аристократических семей сплошь и рядом передавались на воспитание чужим людям — это делало родительский и принимающий кланы союзниками.

Наверное, в каких-то отдельных случаях суррогатное материнство становится вполне этичным способом родить нового человека. Но когда технология становится на поток, у людей стирается представление о каких-то важных вещах. Например, о том, что рождение ребенка — это таинство, достойное уважительного отношения.

Женщины, которые боятся во время беременности испортить фигуру, но зачем-то хотят ребенка; мужчины, которые нанимают суррогатную маму, покупают донорскую яйцеклетку, а потом отдают своего «ребенка за миллион» мамкам и нянькам, в то время как сами пропадают на работе — когда таинство превращается в поточную технологию, люди привыкают к мысли, что можно и престижно завести «своего» ребенка, «чтобы был».

В нашей стране есть множество детей, которые обречены вырасти отщепенцами и воспитать отщепенцев только потому, что они никогда не знали семейного тепла. Никто не показывал им, что такое любить и уважать друг друга, доверять, прощать, собираться вместе за ужином, обсуждать покупки и путешествия, ухаживать за приболевшей бабушкой, ходить в детский сад за младшим братом, планировать бюджет, отвечать за последствия своих поступков.

Мой идеал — ситуация, когда потенциальные суррогатные родители вдруг видят толпу сирот, прижавших носики к витрине кондитерского магазина, и решают уменьшить эту толпу на одного или двух детей, оставив суррогаты и имплантации хладнокровным инопланетянам…

About maggymama

Вот старая самопрезентация: I`m in my middle 30th. Used to be a journalist, but now mostly occupied with housekeeping and kids.
This entry was posted in Мамин дневник, Vsluh.ru and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s